Отца погибшего мальчика признали потерпевшим, а автоледи, совершившую смертельный наезд, задержали

Роман Шимко, отец погибшего под колесами автомобиля шестилетнего Алеши, наконец получил статус потерпевшего по делу о халатности. В самой же экспертизе, сделавшей мальчика «пьяным», есть нестыковки и нарушения, которые дают возможность требовать назначения нового исследования. А главное — появилась наиболее вероятная версия того, как спирт мог попасть в кровь Алеши.

Как предполагает юрист Андрей Мишонов, попадание алкоголя в кровь могло произойти при бальзамировании тела. Дело в том, что в некоторых моргах экономят на сертифицированном растворе для этой процедуры. «Жидкость мешают непосредственно в бюро, используют для приготовления раствора этанол и формальдегид».

Проведенную заведующим Железнодорожным отделением бюро СМЭ Михаилом Клейменовым экспертизу (это исследование выявило в крови мальчика 2,7 промилле алкоголя) юрист показал независимым судебным медикам. И даже беглый взгляд специалистов «со стороны» выявил множество нестыковок в тех данных, которые выдал эксперт с 30-летним стажем.

Например, в заключении Клейменова сказано, что у ребенка разорвана селезенка. Такое повреждение может образоваться только при очень сильном ударе. Так что есть основания полагать, что скорость, с которой двигалась сбившая мальчика машина, была в разы выше обозначенной в экспертизе.

Сомнительным выглядит и утверждение эксперта о том, что мозг шестилетнего Алеши весил 1556 граммов. Столько весит мозг взрослого мужчины, но никак не ребенка.

Но основные замечания независимых экспертов касались именно состояния опьянение малыша, на которое указал Клейменов в своем заключении. Дело в том, что при вскрытии каких-либо признаков, которые обычно характерны для отравления этанолом, у погибшего не было выявлено. А ведь 2,7 промилле в крови 6-летнего мальчика должны вызвать не просто отравление — кому.

Одним словом, оснований полагать, что этанол попал в кровь Алеши уже после смерти мальчика, более чем достаточно. И произойти это могло, по предположениям юриста, во время бальзамирования тела ребенка. Здесь возможны два варианта: либо эксперт начал процедуру бальзамирования, забыв,что он не взял кровь. И решил в процессе произвести забор. Либо кровь могла соприкоснуться с бальзамирующей жидкостью уже в пробирке.

К слову, всплыли интересные подробности и из жизни самого судмедэксперта Клейменова. Как утверждает еще один представитель семьи погибшего мальчика Валерий Зубов, у эксперта есть дом и участок в кооперативе, где землю получали преимущественно сотрудники МВД. Конечно, сам по себе этот факт ничего не доказывает, но на определенные мысли наводит.

Что касается Ольги Алисовой, находившейся за рулем сбившего мальчика автомобиля, судя по выводам автотехнической экспертизы, у женщины была возможность затормозить, избежать ДТП. Но она этого не сделала, потому что смотрела не на дорогу, а в свой смартфон. Биллинг ее номера подтверждает, что в момент наезда ее телефон был включен на соединение — то есть либо она осуществляла вызов, либо принимала.

А ведь подними водитель глаза на одну и шесть десятых секунды на дорогу — трагедии могло бы не случиться. Именно столько времени по подсчетам специалистов понадобилось бы на принятие решения о торможении, а также на то, чтобы нажать на педаль. Она же за эту секунду проехала 10 метров, протащив мальчика все это расстояние под машиной…

Сегодня, 6 июля 2017 года около 16:00 стало известно, что 31-летняя Ольга Алисова арестована. Следователями ГСУ ГУ МВД России по Московской области установлен и задокументирован факт нарушения обвиняемой ранее избранной меры пресечения – подписки о невыезде.

Адвокат Алисовой Наталья Куракина в беседе с корреспондентом «Комсомолки» сказала:

– Происходит полный беспредел! Ольга действительно задержана и в 18:00 в Балашихинском суде состоится суд по избранию меры пресечения.

Какое именно нарушение зафиксировал следователь, и в чем беспредел, адвокат пояснять не стала.

Напомним, что 23 апреля 6-летний Алеша Шимко погиб под колесами машины прямо во дворе своего дома. При этом, как он гулял, как за ним присматривал дедушка, и как в итоге его сбила 31-летняя Ольга Алисова на «Хюндэ Солярис», видел весь двор.

Но сразу после происшествия начались странные вещи. Сначала пропали записи с камер видеонаблюдения. Потом около месяца отец мальчика Роман Шимко не мог добиться возбуждения уголовного дела.

Источник